алан уэйк лого alan wake logo

Эпизод 4. Пpaвда

Помощник и рукопись Томаса Зэйна

Зэйн ощущал, как рождаются стихи, обретая форму, изменяя мир. Он пробовал то одно, то другое, и, казалось, почти что чувствовал силу, которая пронизывала клавиши печатной машинки.

Это порождало в нем ликование, но в то же время и страх. Если бы не его молодой помощник Эмиль, он давно бы бросил это дело.

Однако Эмиль убедил его продолжать. Эмиль тоже умел обращаться со словами.

 

Барри в доме

Хартман, явно гордившийся этим местом, говорил без умолку. Он провел для Барри настоящую экскурсию и долго рассказывал о своих охотничьих трофеях.

Барри был впечатлен, но все-таки он пришел по делу. Барри повысил голос, прерывая монолог: «Послушайте, Хартман, а где Ал?»

Раздраженный вмешательством, Хартман остановился посередине предложения. Он кивнул верзиле, стоящему в ожидании приказаний. Человек улыбнулся и похлопал Барри по плечу тяжелой рукой.

 

Хартман видит падение Уэйка

Хартман наблюдал за падением Алана Уэйка в бинокль. Когда писатель рухнул в воду, он приказал Джеку направить лодку к нему.

Это место легко было разглядеть в темноте, хотя в лодке и горели все огни. Сигнальная ракета не затонула и горела даже в воде.

Когда мотор затарахтел, Джек включил радио погромче. Музыка грохотала и лязгала — такое, без сомнения, пришлось бы по вкусу братьям Андерсонам, но Хартман сделал вид, что ничего не слышит. Уэйк наконец-то был у него в руках.

Задача Хартмана

Хартман знал, что он не творец. У него не было честолюбивых устремлений в этой области, и он уж верно не хотел кончить так, как все представители творческих профессий, с которыми он здесь работал: с немыслимо изувеченной душой, если не хуже.

Для Хартмана было довольно осуществлять творческий контроль и давать направление. Быть «продюсером». В любом случае большинство этих людей нуждалось именно в этом.

Конечно, подходящие объекты встречались крайне редко.

 

Уэйк видит сцену Древних богов

Я разглядывал предметы из обихода викингов, разбросанные вокруг поразительного сооружения в центре: это была полноразмерная сцена с отличной звуковой аппаратурой и многочисленными украшениями, включая дракона. Чтобы построить такое в глухом поле, требовалось особое безумие.

Когда небо с оглушительным грохотом раскололось и грянула музыка, мне странным образом показалось, что так и должно быть.

 

На Барри напал Одержимый

Пока Барри просто радовался, что выжил после падения. Ала не было рядом, и забраться назад было нелегко.

Барри сказал себе, что все будет в порядке.

В порядке — ночью в мрачном лесу. Просто придется подождать, пока Ал не найдет пути вниз. Услышав тяжелые шаги, Барри обернулся и увидел, как из-за кустов к нему метнулась тень в форме человека с высоко занесенным топором.

Барри закричал и вскинул вверх руку.

Мир взорвался.

 

Мотт в ответе

Мотт знал, что Уэйк умнее. У него было больше денег, красивая жена и все, чего можно пожелать.

И Хартман говорил, что Уэйк важен. А значит, лучше Мотта.

Но теперь командовал Мотт. Он ждал, что Уэйк будет ныть и унижаться, но оказалось, тот был готов к борьбе. Мотт знал, что задел самую чувствительную струну Уэйка.

Вот бы взаправду заполучить его жену. Эта мысль заставила содрогнуться.

 

Мотт подводит Хартмана

Хартман был недоволен. Мотт видел это в его глазах. Сам он тут же опустил взгляд: он все испортил и знал об этом.

Стыд поражения был невыносим. Мотт не думал, что Уэйк попросит об отсрочке, и ляпнул «два дня» — меньше, чем просил Уэйк, чтобы показать, кто здесь главный.

В планы Хартмана это не входило.

 

Хартман и авария энергосистемы

Хартман торопливо шагал по коридору.

Ему не по душе было оставлять Уэйка в ту самую минуту, когда писатель наверняка наиболее восприимчив к его методу лечения — но это была не обычная буря. Уэйк писал и этим пробудил нечто в глубинах озера. Теперь оно шло за ним.

Хартман, само собой, давно уже подготовился к подобной ситуации. Слабоумные братцы отвлекут Уэйка, а он, Хартман, тем временем еще раз все проверит — просто на всякий случай.

 

Хартман усыпляет Уэйка

Хартман смотрел, как с лица Уэйка уходит напряжение. Парень был упрямцем, нечего и говорить. Даже лежа он почти умудрился во второй раз сломать Хартману нос. Но со временем он сможет прогнуть Уэйка и дать ему нужное направление. Да, Уэйк был самым многообещающим… со времен Тома, несомненно.

«Хороших снов, Алан», — прошептал Хартман, улыбаясь. «А я уж о тебе позабочусь».

Он шмыгнул пульсирующим от боли носом, сглотнул кровь и почти не ощутил ее вкуса.

 

Найнтингейл арестовывает Уэйка

Агент Найтингейл буравил взглядом писателя, лежащего без чувств. Парень отключился после жуткой ночи. Найнтингейл почувствовал, что завидует забытью Уэйка. Но у агента оставалось одно важное дело.

Он приставил пистолет к голове писателя, чтобы через секунду обратиться в убийцу. Но рука его дрогнула, а в горле пересохло. Кусая губы, агент еще раз попытался нажать на курок. Но хладнокровие изменило ему.

Уэйк пошевелился. Найтингейлу придется организовать арест.

 

Пациенты сбегают

Буря все ярилась, когда братья Андерсоны, вслед за которыми шли гуськом другие пациенты, неверным шагом покинули клинику, зная, что на этот раз уже не вернутся. Во тьме, окружавшей их, роились ужасы, но Тор и Один ничего не боялись.

Глаза их искрились лукавством. Они знали все тайные тропки, и на руках у них была кровь. Им и прежде доводилось сражаться с этими тенями.

 

Темная Сущность на свободе

Темная Сущность следовала схеме, которая была расписана для нее в рукописи, и становилась все сильнее, перемещаясь, словно буря, от одной сцены разрушения к другой.

Однако она по- прежнему вынуждена была придерживаться сюжета и была прикована к тому темному месту, из которого явилась.

Когда роман достиг бы желанного финала, Темная Сущность наконец обрела бы свободу.

 

Братья Андерсоны в 70-х

Год 1976. На ферме Андерсонов царит безумие. Вопреки всем законам здравого смысла самый опьяняющий компонент их самогона — неочищенная вода из озера Колдрон.

Андерсоны чувствуют себя богами. Один все время хохочет и не может остановиться. Он подумывает над тем, чтобы вырвать у себя глаз. Тор бегает по полю нагишом, с молотом в руке, и вопит, пытаясь поймать молнию.

Их песни обладают силой, нечто древнее пробуждается в глубинах, возвращается.

 

Тайна пропавшей недели

И снова в ночной тишине разнеслись крики Элис. Я увидел самого себя — вот я бегу к дому с фонариком в руке.

Я последовал за своим двойником из прошлого. Я был сторонним наблюдателем, путешественником по времени в безумном, хмельном сне. Это было самое начало, та ночь, когда исчезла Элис.

Тайна того, что именно произошло за пропавшую неделю моей жизни, вот-вот раскроется.

 

Уолтер на ферме Андерсонов

Остановив машину у фермы Андерсонов, Уолтер перевел дух. Скоро он сможет успокоиться. У братьев наверняка припрятана бутылка-другая крепкого пойла.

Но потом он увидел человека на крыльце и понял, кто это. Он гнал машину, пытаясь спасти свою жизнь, но знал, что это бесполезно. Он не замечал, что плачет, пока из-за слез не стало не видно дороги.

 

Пропавшая неделя Хартмана

Хартман никогда еще так не волновался, как в течение недели после того, как Мотт ухитрился потерять Уэйков. Их машина стояла у тропы, которая когда-то вела к острову Ныряльщика. Хартман думал о доме Томаса Зэина, погрузившемся в глубины озера.

Уэйк вот-вот начнет писать. Их нужно найти, и как можно скорее.

Едва Хартман услышал на полицейской волне, что шериф Брейкер задержала Уэйка, он сразу сел в машину и помчался в город.

 

Хартман думает о Мотте и Уэйке

Пару секунд Хартман думал, не придушить ли идиота. Мотт был подлой душой, но легко поддавался манипуляциям. Эмоционально незрелый, он жаждал одобрения Хартмана.

А Уэйк, напротив, был задачкой посложнее. Мотт слишком сильно отпустил поводок. Кто знает, что может случиться за два дня? Хартману было необходимо вернуть над ним контроль, и как можно быстрее.

 

Маллиган не доверяет Найтингейлу

Помощник Маллиган отключил говорилку Торнтона. Он не считал писателей особо полезными, и большая охота на одного такого казалась идиотской затеей. И уж точно ради нее не стоило упускать кофе с пирогом. Более того, никто не знал, что натворил этот человек. Ну, убежал от них на трейлерной стоянке.

Маллиган знал, что не одинок в своих чувствах: федерал довел и шерифа.

 

Найтингейл находит рукопись

Помощники утащили Уэйка и Уилера, а агент Найтингейл набросился на кипу газет, которую писатель носил с собой. Это был набор отдельных страниц.

Но и этого хватило: среди других имен мелькнуло его собственное. От избытка чувств у агента задрожали руки.

Наконец-то он получил доказательство. Он был прав с самого начала.

Алан Уэйк. Уход. Эпизод 5.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир