алан уэйк лого alan wake logo

 

Эпизод 3. Выkyп

 

Рэндольф звонит в полицию
Мистеру Рэндольфу нравилась Роуз – ее нежная улыбка и милый характер, которые она сохранила, несмотря на удары судьбы, после которых легко было зачерстветь.
Что она делала в своем трейлере, конечно, не его дело, но чужаки – писатель и его наглый дружок – не вызывали доверия. Они торчали там уже несколько часов. Обычно в это время Роуз уже спала. Он потянулся за телефоном и набрал номер шерифа.

Темная Сущность спит
Десятилетиями тьма, носившая обличие Барбары Джаггер, дремала в темной обители, служившей ей и домом, и тюрьмой. Она знала лишь голод и боль. Во сне она вновь и вновь переживала ночи торжества, когда поэтическое вдохновение подняло ее из глубин и позволило на несколько ужасных мгновений обрести власть и свободу. Рок-звезды потревожили сон, в который ее в конце концов погрузил поэт. А когда она почувствовала на пароме писателя, она очнулась.

Найтингейл на радиостанции
Найтингейл смотрел на темный лес за разбитым окном студии. Он повернулся и направился к выходу, но Мэйн схватил его за руку.
«Молодой человек, вы едва меня не застрелили. Нельзя же так палить по людям. Да что с Вами?»
Найтингейл вырвался и вышел из комнаты. Его щеки горели от гнева и унижения.

Сара не доверяет Найтингейлу
Сара доверяла своим инстинктам, а те утверждали, что агент Найтингейл – мерзавец. Что-то с ним было не так, и не только запах старого перегара. Что-то в манере показывать жетон, кичиться служебным положением и смотреть на людей в ожидании ответа.
Где Алан Уэйк?Что за несчастный случай? Где жена писателя? И самое важное: почему она дала Уэйку уйти?
Сам он на вопросы не отвечал. «Это дело федералов», — все, что сказал он ей.

Уэйка атакует Одержимый объект
Труба вывернулась из стальной конструкции моста. Окутанная тьмой, она парила в пустоте и судорожно подергивалась. Мгновение я не понимал, что передо мной.
Массивная штуковина с немыслимой силой рванулась ко мне. Я едва успел отпрянуть.
Когда я направил на нее фонарь, она содрогнулась от зловещей ярости – и снова полетела в меня

Уэйк и Темная Сущность в доме
Я захлопнул дверь прямо перед наглым лицом. Он умолял открыть дверь. Что характерно, ублюдок действительно думал, что я подчинюсь.
У меня не осталось сочувствия. И вины тоже. Не перед ним. Какое-то время я наслаждался его криком. Ручаюсь, в тот момент я улыбался.
На большее не хватило времени. Темная Сущность была в доме вместе со мной.

Уэйка атакует Темная Сущность
Тьма накатывала на меня, втягивая в свои недра все, что могло оторваться от земли, цепляясь за мою одежду.
Я увидел фонарик, который уронил похититель, и метнулся к нему в тот самый миг, когда почувствовал, что ноги отрываются от земли. Тьма стиснула меня в стальных объятьях, как смерч. Каким-то чудом мне удалось включить фонарик.
Тьма заревела и отшвырнула меня. Я упал и покатился к темным водам озера далеко внизу.

Темная Сущность посетила Роуз
Роуз не знала, как эта странная пожилая дама проникла в ее трейлер. И она выглядела… как-то не так.
Женщина показала зубы в подобии улыбки и провела пальцем по щеке Роуз: «Красивая девочка», — сказала она.
Роуз почувствовала, что засыпает, вот только ноги не подкосились. Старуха шептала ей на ухо, и слова ее были черны и холодны как лед.

Темная Сущность коснулась Роуз
После прикосновения Темной Сущности Роуз погрузилась в сны, где все было нарисовано черным и белым. Пожилая дама пообещала, что ее желания сбудутся. Она станет музой Алана Уэйка.
Роуз улыбалась так широко, что было больно. Она опрокинула в кофе содержимое пузырька со снотворным.
А глубоко внутри девушка кричала от ужаса.

Уолтер дерется с Дэнни
Дэнни вышел, а назад ввалилось нечто иное — чужак, монстр. Уолтер попытался убить его — сначала кулаками, потом стулом.
Но тварь не умирала. Она все нападала, оставаясь невредимой. Когда Уолтер наконец- то спустил ее с лестницы в погреб, им овладел страх.
Он бросился за руль, завел двигатель. Выпивка не поможет забыться, но попробовать стоило.

Уэйка атакует бульдозер
Бульдозер заревел и попер напролом, разбрасывая грязь и камни. Он пробил бетонную стену и тяжело ввалился во двор.
Будь бульдозер животным, он бы потряс головой после удара, уставился на меня и атаковал. Конечно, у него не было ни головы, ни глаз. Наползающие тени превратили его в монстра.
И этот монстр пришел за мной.

Уэйк и «Ночные Ключи»
Даже теперь, когда прошло столько времени, музыкальная тема «Ночных Ключей» вызывала у меня вспышку противоречивых чувств.
Это была моя первая работа сценариста. Барри знал одного парня, который знал другого парня, — и вдруг я оказался приглашенным автором телешоу. Я всегда стыдился этой работы, чувствовал, что это халтура. Я хотел заниматься творческим трудом, писать романы.
Как я был тогда наивен. Немало времени прошло, прежде чем я научился гордиться своим трудом.

Сара на радиостанции
Найтингейл ушел, и ночной ветер подул в разбитое окно. Мэйн посмотрел на Сару. Шериф отвернулась. Голос Мэйна дрожал от едва контролируемой ярости.
«Этот парень больше пьет, чем думает. Надеюсь, Сара, ты знаешь, что делаешь. Нездоровый у него взгляд. Поверь моему слову: Уэйк ему не просто так нужен, и вряд ли он задумал что-то хорошее».

Томас Зэйн любит Барбару Джаггер
Когда Томас Зэйн влюбился в Барбару Джаггер, это произошло стремительно. Она была молода, прекрасна и полна жизни. Томас никогда прежде не был особенно счастлив, а Барбара изменила это одним мановением руки.
Никогда еще Зэйну не было так хорошо. Все, что ни делала Барбара, становилось еще одной деталью пазла, которой ему, оказывается, так недоставало всю жизнь.
И что было лучше всего — слова при ней текли мощным потоком, сильные и яркие. Барбара была его музой.

Темная Сущность коснулась Уэйка
У части Одержимых сохранились отголоски прежнего «я», но это было как нервные сокращения в мертвом теле. Оставалась только оболочка, полная темноты и покрытая ею.
В большинстве случаев Темной Сущности хватало этих кукол. Но для более тонкой задачи, как в случае с писателем, требовалось что-то иное. Темная Сущность хотела заполучить его рассудок. И вместо того, чтобы полностью овладеть, она просто прикоснулась к нему.

Уэйк и Барри взаперти
Я смотрел через решетку тюремной камеры. Барри, стоявший позади меня, пошатывался, и, судя по виду, ему было так же худо, как мне.
По другую сторону решетки стояли агент Найтингейл и шериф Брейкер. В руках у Найтингейла была стопка страниц рукописи. Он ликовал, как безумец:
«Ну что, Рэймонд Чандлер, теперь ты попался. Здесь все, все доказательства, в том числе, преступного сговора с целью убийства федерального агента».

Уэйк и Кейси
В реальной жизни все всегда было не так просто, как в романах.
Не сосчитать, сколько раз я жалел, что у моего творческого кризиса нет ясной и четкой причины. Чего-то такого, с чем можно бороться, что можно обругать.
Ничего такого не было. Меня одолевали сомнения. Я совершенно не был похож на героя собственных книг. Алекс Кейси всегда жил целеустремленно и, не колеблясь, двигался к своей цели.
Даже сейчас я злился на себя, на Элис, на Барри.
Я мешкал и мялся, и у меня не было никакого плана.

Найтингейл в отеле «Мажестик»
Даже за закрытыми дверями и задернутыми занавесками в обшарпанной комнатке местного мотеля «Мажестик» Найтингейл ощущал взгляды
местных жителей и их давящее неодобрение. Он заставил себя выбросить это из головы. Очевидно, чары Уэйка распространились на всех и каждого. Но чтобы сделать работу, нужно выполнять свои обязанности. Он отхлебнул из бутылки и успокоился. «Пожалуйста, — подумал он, — дайте мне с этим разделаться».

Мотт на озере Колдрон
Мотт проверил все съемные коттеджи Стаки. Уэйков нигде не было. Уже стемнело, когда он обнаружил их машину припаркованной в конце дороги у озера Колдрон.
Это была какая-то бессмыслица. Уэйки, должно быть, не туда свернули, но их не было и следа, а машина явно торчала тут уже не первый час.
Раздосадованный, Мотт стоял на прогнивших останках пешеходного моста, который когда-то вел к острову Ныряльщика — до того, как остров ушел под воду много лет назад. Боссу это не понравится.

Уэйк просыпается в доме
Я пытался удержать Элис, но она растаяла. Я терял контроль над собой. На месте Элис стоял доктор Хартман.
Я хотел ударить его, но руки меня не слушались.
Хартман улыбнулся. То была ободряющая улыбка, и за это я ненавидел его еще сильнее.
«Мне пришлось дать вам успокоительное, не сопротивляйтесь его действию. У вас случился очередной приступ.
Сейчас для вас главное — не волноваться. Мы не хотим, чтобы случился рецидив. С некоторых пор вы являетесь пациентом моей клиники».

Мотт на переправе
Понаблюдав за писателем на пароме, Мотт ощутил разочарование. Из разговора с боссом он сделал вывод, что Уэйк что-то из себя представляет. Но нет, ничего особенного.
Зато Мотт вдоволь налюбовался его женой. Он мечтал спровоцировать Уэйка на драку, но случая не представилось. Ничего, он еще проверит, чего этот писатель стоит.
Уж это ему обещали.

Охотники одержимы
Крепкие коренастые охотники были уверены в себе, а лес считали родным домом. Им нравилось засиживаться за полночь в дружеской компании, попивая пивко и наслаждаясь историями о призраках.
Но все это не помогло, когда Темная Сущность захватила их и утащила во тьму, которая была страшнее, чем самая ужасная из рассказанных историй.

Осмотр: Док, Барри и Роуз
Док рухнул на сиденье. Он только что осмотрел Барри и Роуз. Барри уже приходил в себя, а вот с Роуз была другая история. Она не теряла сознания, но была где- то не здесь, почти в бреду и явно не в себе. «Тронулась», как говорили раньше.
Док не в первый раз видел пациента в таком состоянии. Но предыдущий случай был больше тридцати лет назад.
Док налил себе выпить. Он все прекрасно помнил.

Уэйк читает страницу
Я поднес страницу к глазам и прочел. Там было написано, что я поднес страницу к глазам и прочел. Там было написано, что я поднес страницу к глазам и прочел. Там было написано, что я поднес страницу к глазам и прочел. Там было написано, что я поднес страницу к глазам и прочел. Там было написано, что я поднес страницу к глазам и прочел.

Тор бьет медсестру Синклер
За окнами особняка на озере Колдрон полыхнула молния. Тор Андерсон расхохотался и занес над головой стальной молоток. Сестра Синклер пыталась его утихомирить, но безуспешно.
Тор безумно ухмыльнулся и заорал: «Мой молот наготове! Вот тебе, девка, дружеский тычок от Мьелльнира!»
И он со всей силы опустил молоток на голову Синклер. «Мы вернулись, детка!»

Алан Уэйк. Уход. Эпизод 4.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир