День клонился к своему логическому завершению, а логическим завершением Мальчика была вожделенная баночка бодрящего хмельного напитка. Напиток бодрил не всегда. Иногда он навевал грусть-тоску и изжогу, которую Мальчик заливал тем же напитком, но из другой баночки. Он где-то читал о ядах и противоядиях и почему то предполагал, что эти правила применимы для «Ягуара». Но с каждой баночкой его уверенность уменьшалась, а изжога росла. А каждому растущему организму, даже изжоге, нужны питательные вещества. Изжога требовала еще «Ягуара» и Мальчик был не в силах ей противостоять. Он плакал, давился, но потакал капризам изжоги. И случилось то, что и должно было произойти в странном мире Мальчика – появился Баклажан.
Сиреневый овощ поглядел на зареванное лицо друга, на смятые баночки и тяжело вздохнул. Мальчик тоже тяжело вздохнул и из его рта вырвались небольшие струи пламени – вот как выросла изжога. Огненные сподвижники Изжоги (а теперь ее следует писать именно с большой буквы) так удивили Мальчика, что на секунду у него из глаз прекратили катиться слезы, либо пламя просто высушило все слезные пазухи.
— Плохи твои дела, — проворчал плесневеющий председатель «Молодой Гвардии» и полез в шкаф. Вытащив на свет божий черный шелковый халат мамы Мальчика, он плотно завернулся в него. Подпоясавшись поясом, Баклажан снова сунул руку в шкаф и достал небольшой предмет, напоминавший трубку гаишника. На приборе была кнопочка, которую он и нажал. С вибрирующим звуком из рукояти появился красный столб света.
— Ты джедай! – выдохнул Мальчик и на этот раз струи пламени вылетели из носа и опалили едва формирующиеся усики.
— А ты балда! – отрезал Баклажан. – Какой к чертям собачьим джедай? Джедаи сражаются за какое-то мифическое добро, за мир во всем мире, за сладости всем детям. А я председатель региональной «Молодой Гвардии». Как я могу быть джедаем? Я – ситх! Дарт Баклажан. Вступай в «Молодую Гвардию»! Нет не то… Переходи на Темную сторону Силы! Хотя это одно и то же.
Мальчик сделал самое логичное действие после такой патетической речи – он икнул.
— Теперь я возьму тебя в ученики и ты победишь Изжогу. Но для этого тебе нужно выпить еще баночку «Ягуара», чтобы Изжога вышла из тебя. Только выпей темного «Ягуара» — он даст тебе благословение Темной стороны.
Мальчик было забрыкался, но Дарт Баклажан схватил своего падавана и влил в него еще банку. Тельце Мальчика задергалось и со звуком пробки от шампанского из него вылетело закутанное в какие-то обноски существо. И тут же раздался вопль Баклажана:
— Порезался, блин!
На самом деле последнее слово было не совсем таким, да и было оно не последним в лингвистических вывертах Баклажана.
— Чего стоишь? Неси зеленку – рану будем обеззараживать.
Мальчик, чувствуя крепнущую в нем Силу, одним жестом притянул к себе флакончик из домашней аптечки. Дарт Баклажан схватил пузырек и обильно булькнул содержимое на пораненный световым мечом палец. Тут же завопил еще громче:
— Жжется, блин!
И снова Дарт использовал совсем не то слово. Выплеснув на одном дыхании такое количество нецензурных слов, что оно могло бы стать новым хитом Нойза МС, он взглянул на палец.
— Ты ж зачем вместо зеленки, мне йода дал, деградант недозревший?
И тут из бутылька появился сморщенный зверек с висящими ушами.
— Не след падавана бранить за дела, свершенные добрым порывом.
— А ну завались, мастер Йода! – прохрипел Дарт Баклажан.
— Могу завалится, не в падлу мне действие это. Но кто объяснит Мальчугану насколько опасны стороны Темной соблазны?
— Какая опасность, огурец мутировавший? Я его хранил от многих напастей в его пьяных похождениях. Нас даже в милицию не забрали ни разу. А ты сидел все это время в бутылечке и даже пальцем не пошевелил.
— Шевелил пальцами я. И даже не ими одними.
— Ну ты, извращенец сморщенный! Не интересно мне, чем ты там шевелил.
— Пагубны и не этичны стороны Темной понятия.
— Ты меня еще по понятиям погоняй, хрен вяленный.
— Уж сколько долгих годов я знаю тебя, а креатива прибавилось чуть. Все те же слова и ни капли новинок.
— Ты мне тут про креатив не рассусоливай. С тебя и таких выражений хватит. Меня им еще мой наставник Дарт Вейдер обучил.
— Да и у Вейдера старого с филологией были проблемы.
— А папаша Мальчика Люк Сковородкин прям кладезь народной мудрости был.
— У Люка тоже не гладко все было с великим-могучим. От Вейдера гены к нему перешли. Скажи-ка мне Мальчик красиво (в отличие от деда своего и отца) какую сторону Силы ты выбираешь.
И тут Мальчика понесло:
— Узнал о семье своей я много новых историй. Джедаи и ситхи, крах мира, опасности и прочие славные вещи. Но я не могу выбирать какую-то сторону Силы. По крайней мере, сейчас. Мне уничтожить нужно Изжогу. А потом идти спать – в школу завтра.
— Не по годам ты мудр, падаван. И язык там, где нужно прилажен. Сразить ренегата Изжогу тебе помогу я и мудрость веков тебе в этом подспорье – вот тебе «Ренни». И да пребудет с тобой Сила.
Йода протянул Мальчику таблетку и полез обратно в свой пузырек. Мальчик взял «Ренни» и, размахнувшись, швырнул его в голову забившейся в угол Изжоги. Странное существо исчезло, оставив по себе память в виде опаленных усиков Мальчика.
А Баклажан, не говоря ни слова, снял с себя халат, пнул его ногой и полез в шкаф. Ситхо-джедайская вечеринка закончилась. Мальчик уснул на стуле. А на полу валялся дорогой шелковый мамин халат – и добром это явно не закончится.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир