Мальчик был взрослый. Вроде бы глупость, а на самом деле – нет. Вел он себя как взрослый. Начать хотя бы с того, что он бухал. Бухал пока не по-черному, а по-Сиреневому. Пятница, как и у взрослого, была праздником. В субботу нужно было в школу, а он не ходил. Ибо вчера была пятница. Но учителя на это смотрели сквозь пальцы. Они часто смотрели на Мальчика сквозь пальцы, потому что Мальчик был довольно страшненьким и странненьким. А физрук и трудовик смотрели на Мальчика сквозь пальцы, потому что тоже видели Сиреневого Баклажана, правда, признаваться в этом не хотели.
Но сегодня была не пятница, а День Тяжелый. Как всегда у русского человека, этот день должен был стать началом чего-то доброго, светлого и вечного. Но Мальчик не поддавался на эти гнусные инсинуации и его понедельник был обычным днем. Обычным Тяжелым Днем. У Мальчика практически каждый день был тяжелым и каждый день как пятница. У всех алкашей семь пятниц на неделе. И все-таки этот день стал необычным. Он стал началом. Но начало это не принесло стране ничего хорошего. Это было начало конца.
Проснувшись как всегда в перевернутом состоянии, Мальчик традиционно встал не с той ноги. И, как ни странно, ни с другой. Вставал Мальчик просто как получится, и довольно трудно было установить какая часть его щупленького тела первой касалась пола. А иногда он и вовсе спал на полу, поэтому вставать не приходилось. Итак, только встав с кровати, Мальчик столкнулся нос к носу (или что там у семейства пасленовых?) с Баклажаном. Как всегда все началось с его подачи.
— Собирайся, шляпа, — бросило Сиреневое Недоразумение два слова-мяча в корзину непонимания двух друзей.
— Готов! – отрапортовал Мальчик, начинающий менять в обменном пункте вестибулярного аппарата вертикальное положение на горизонтальное по очень выгодному курсу. Но Баклажан не дал завершить эту выгодную сделку. Он поддержал своего друга под мышки и немножко морально.
Мальчик действительно был готов, готовее всех готовых. Фамилия Готовченко к этому обязывала и с юных лет наложила, в том числе, и отпечаток. Готовый Мальчик и Сиреневый Баклажан начали продвигаться к выходу из квартиры и за пределы разума. Оказавшись на улице, Мальчик понял, что он не совсем готов. Ему было нужно лекарство. Лекарственный препарат продавался во всех точках розничной торговли в размере половины идеального литра. Черный зверь в баночке ожидал Мальчика за углом дома в магазине «Продук Ты». Мальчик не знал почему он какой-то продук, но уже не обижался.
Поправившись на добрых пол-литра, Мальчик смотрел на мир позитивным, но слегка замутненным взглядом. А Баклажан уже начал втравливать Мальчика в новые приключения. Потащив Мальчика за руку по улице, он довел его до двери. Они вошли в светлую приемную и это было единственное светлое пятно в этом филиале ада, да и вообще во всей истории. К ним подплыла девушка и от нее шел легкий запах лекарственного препарата из магазина «Продук Ты», что объясняло ее шатающуюся походку моряка, сошедшего на берег. Мальчик был с ней на одной волне.
— Здравствуйте, Бак Ла Жан, — пропела девушка на французский манер, повергнув Мальчика в культурный шок. Никто из людей, кроме самого Мальчика и жителей бабушкиной деревни, никогда не видел Баклажана.
— Здравствуй, Хороша да Наша, — пошутил Баклажан, закатившись над собственной шуткой, заставив Машу тоже корчиться от смеха.
— Где мы? – выдавил Мальчик из себя, как из тюбика пасту.
— Мы в месте, которое тебе определенно понравится. Это штаб организации «Молодая Гвардия Единой России».
— Что ж ты, сатанюга, делаешь со мной? – взвился Мальчик.
— Спокойно, без паники. Я предлагаю тебе вступить в «Молодую Гвардию» для того, чтобы кататься по провинции и агитировать, устраивать тупые митинги, шествия и концерты, болтать языком и ни хрена ни делать, а также убирать Химкинский лес и тушить пожары, — на двух последних аргументах Наша Маша и Баклажан заржали так, что лошади на ипподроме почернели от зависти.
— Я же коммунист! – проревел Мальчик.
— А если мы будем делать все, что я тебе перечислил и даже немного больше, употребляя «Ягуар» во всех его проявлениях?
— Ты купил меня с потрохами, красноречивый. Что нужно делать?
— Я знал, что могу на тебя рассчитывать. Твоей целью будет заменить меня, когда я стану совсем старым и немощным. Я ведь не вечен и уже начал плесневеть, — и Баклажан показал небольшое белесое мохнатое образование. — Но пока все, что нам нужно – это отдохнуть и познакомиться со всеми. Итак, я председатель регионального отделения Бак Ла Жан. Это моя помощница, секретарь и по совместительству наложница – Наша Маша. Сейчас подойдут все остальные Наши.
— Маши?
— Не совсем, мой млекопитающий друг. Но есть и такие, не буду тебя разочаровывать.
Сквозь двери стал проникать запах баночного черного зверя и только после этого в штаб начали вваливаться молодо-зелено-гвардейцы кардинала Бак Ла Жана. Здесь были все – Маши, Пети, Васи, Саши, Даши, Никита, Стас, Гена, Турбо и Дюша Метелкин.
Здесь историю стоит поставить на паузу и убрать все жестяные банки, сдружившие всех этих людей и приблизивших конец света.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир