Ученик

 

— Слушай меня внимательно и запоминай. Если будешь отвлекаться – никогда не станешь мастером. Если ты чего-то не запомнишь, а потом сделаешь неправильно – мы будем вынуждены повторить урок. Это понятно? – грузный мужчина с длинными засаленными волосами разглядывал юношу перед собой.

Тот кивнул:

— Да, Учитель.

 

Иоганн (так звали юношу) был щуплым 13-летним подростком, который рано потерял своих родителей и был вынужден бродяжничать и просить милостыню. Многого такой профессией не заработаешь, и паренек порой был вынужден голодать по несколько дней. А так как люди – самые ужасные создания на этой планете, Иоганн не только утопал в насмешках над собой, но и с завидным постоянством получал побои.

В один летний вечер он устроился рядом с таверной «Два лебедя», хотя название никак не вязалось с тем, что творилось внутри. Больше бы этой таверне подошло название «Стадо свиней», чего ни один из посетителей бы и не заметил, так как здесь продавали очень дешевую выпивку, да и никто из них просто не умел читать. Здесь у Иоганна был шанс получить гораздо больше прибыли, ибо щедрость выпившего человека не знает границ. Но огромен был риск и получить гораздо более серьезные побои.

И Иоганну, конечно же, не повезло. Солнце уже село и в тесных улицах начала хозяйничать тьма. Над вывеской таверны раскачивался фонарь, но его света хватало лишь на то, чтобы осветить название и часть нарисованных ниже лебедей. Свет не доставал до конца вывески и казалось, что на ней нарисованы две отрубленных головы лебедей на длинных шеях.

 

После того, как часы на городской башне пробили десять раз, в дверях таверны появились несколько ругающихся людей, которые выкинули на улицу невысокого человека. Он плашмя упал на камни и замер. По всей видимости, драка закончилась его поражением. Человек приподнялся, опираясь на локти, и сплюнул кровь. Он поднял глаза и, увидев прямо перед собой Иоганна, улыбнулся ртом, в котором не хватало, по меньшей мере, дюжины зубов:

— Что смотришь, гаденыш? Любишь такие представления? – он поднялся и медленно направился к юноше. – А не желаешь ли сам принять в таком участие?

Хоть мужчина и говорил с нарочитой вежливостью, было видно, что ему нужно выплеснуть свою злобу, получить реванш за поражение в стенах таверны. Он подошел и, не говоря ни слова, ударил Иоганна сапогом по лицу. Юношу отбросило и он, потеряв ориентацию в пространстве, пытался отползти, вместо этого приближаясь к злобному мужчине. Следующий удар пришелся ему в живот, и Иоганн упал лицом вниз. Обидчик перевернул его на спину и уселся на грудь, прижав коленями к земле его руки.

Иоганн увидел искривленное злобной ухмылкой лицо, с которого вниз стекала кровь, каплями падая на юношу. Мужчина размахнулся и нанес удар, потом еще. Третий, четвертый, десятый. У парня потемнело в глазах, и он уж было подумал, что умирает. Но это был просто огромный человек, который закрыл свет фонаря, висевшего над вывеской. Избивавший Иоганна мужчина обернулся и в ту же секунду полетел в стену ближайшего дома, как тряпичная кукла.

Огромный человек склонился над юношей, провел своими ручищами, ощупывая его тело. Удовлетворившись увиденным, он подошел к обидчику Иоганна, который был без сознания и начал бить его по щекам, приводя в чувство. Тот очнулся и принялся махать руками, но силач просто сгреб его в охапку и поднес к парню, который уже поднимался на ноги. Мужчина пытался вырваться из крепких объятий, изрыгая проклятья и пугая влиятельными покровителями. Но огромный человек поставил его на колени перед Иоганном и протянул тому нож:

— Твое право — дать ему уйти. Твое право – оставить его здесь в луже собственной крови. Выбор – вот твое право.

Иоганн, как будто под гипнозом от его глубокого низкого голоса, взял протянутый нож. Посмотрел на злодея, который уже не угрожал, а умолял его. Юноша пару раз повернул нож в руке, прикинул его вес и сделал взмах. Сквозь лезвие и рукоятку ножа он почувствовал, как плоть раскрывается, впуская в себя холодную сталь. Ощущение было неприятным, но парень снова размахнулся и нанес еще один удар и еще, и еще…

— Хватит! – рыкнул его спаситель и вытянул руку, требуя вернуть нож. Иоганн повиновался и взглянул на свою жертву. Тот истекал кровью и рыдал. Удары юноши хоть и были болезненными, но раны оказались не глубокими и не смертельными. Огромный человек принял нож и в то же мгновенье взмахнул рукой, перерезав горло, стоявшему на коленях мужчине. Красная жидкость хлынула на камни мостовой, и тело упало в лужу собственной крови, забрызгав Иоганна. Человек вытер нож об одежду мертвеца и спросил парня:

— Хочешь есть?

Такой вопрос рядом с трупом выглядел жутко, но Иоганн смог лишь кивнуть. Тогда здоровяк положил ему руку на плечо и повел его вниз по улице, подальше от таверны.

 

Этим человеком был городским палачом по имени Карл. Он привел юношу в свой дом, накормил, промыл его раны, смазал какой-то мазью и оставил Иоганна на ночлег. Так парень и поселился в доме палача, у которого не было жены, так как его профессия вызывала людскую неприязнь, а служанку он просто не мог себе позволить. Поэтому он оставил Иоганна, чтоб тот помогал ему по хозяйству, ведь идти ему в любом случае было некуда.

Шло время, постепенно они сближались, и Карл все больше доверял юноше. Он даже впустил его в подвал, где хранились орудия палача. Соседи за глаза прозвали Иоганна «сыном палача», но ему было все равно. Впервые за долгое время у него была крыша над головой, а также завтрак и ужин.

Чтобы отплатить своему благодетелю, он попросил взять его в ученики. Карл сначала не соглашался, но после многочисленных просьб все же уступил. Спустившись в подвал, куда не проникало солнце, палач зажег факел на стене, и колышущееся пламя стало отбрасывать причудливые тени от орудий пыток. Иоганну чудилось, что в тени каждого орудия он видит боль и страдания и даже слышит крики их жертв.

— Слушай меня внимательно и запоминай. Если будешь отвлекаться – никогда не станешь мастером. Если ты чего-то не запомнишь, а потом сделаешь неправильно – мы будем вынуждены повторить урок. Это понятно?

— Да, Учитель.

— Тогда начнем с азов. Пальцы – одно из самых доступных и, в то же время, болезненных мест человека. Их можно довольно легко сломать, раздробить в тисках, засунуть иглы под ногти, жечь. Сейчас я тебе покажу.

Он взял юношу за руку и резко дернул его мизинец и безымянный палец вверх. Раздался хруст, и пальцы Иоганна застыли под неестественным углом. Он даже не успел понять, как под ноготь указательного пальца вошла длинная игла. Боль была настолько сильной и неожиданной, что слезы хлынули из глаз и все внезапно потемнело.

Очнулся он от того, что Карл окатил его ледяной водой. Боль и обида с новой силой нахлынули на юношу. А палач продолжал урок:

— Запомни самое главное. Ты никогда не станешь мастером, если причиняя страдания, не будешь знать их истинный уровень боли. Такова профессия.

— Я стану мастером! Я буду лучшим!

Иоганн посмотрел на свои исковерканные пальцы и сквозь слезы нашел в себе силы улыбнуться, после чего мелькнула мысль: «Но первым я убью тебя!»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Tags: